Письма из армии… от Сергея

Письма из армии... от Сергея«Осень — странная мать — приходит к детям своим, когда они забыли о ней, постигнув счастье»… Тогда письма еще писали ручкой на настоящей бумаге и посылали почтой. Вот как то и хранятся с тех пор письма от моего друга. Делюсь, думаю, это будет понятно многим…

***

Прохожу за грань

и как-будто один

Я стою на поле летающих льдин

Упадет к ногам на поле звезда,

Прорастет травой и согреть пора,

Отпылать цветком дармовой любви,

Отбежать слезой по густой крови

Запотевших тел и недобрых снов,

Безысходных дел и седых голов,

И родным лицом показаться мне

Первородным смехом

в сырой золе…

   ноябрь

Ночь ( Осень )

Стоял холодный ноябрьский вечер. Седой одинокий дождь устало царапал окно и назойливо просил разделить его участь. Игра света на стенах рисовала лики давно ушедших дней — улыбки Прошлого — лишь в такие минуты оно выползало из углов памяти и ехидно корчилось в окаменевшем пространстве.

В комнатах тихо жирела Пустота и стекала под ноги сосущим желанием погрустив уснуть.

Осень. Поздняя осень. Это она лепила аппликации эфемерного  лета, напоминая о тепле. Это она звала и протягивала хрупкие руки черных ветвей к телу и пела. Пела о чем угодно, лишь бы заворожить серые глаза, целовавшие все, что касалось их прохладных губ.

Какая то непостижимая страшная сказка хотела сорваться с этих губ, но боялась осенних песен — они размывали всю злобу недосказанного.

«Тихо, тихо на земле

ходит стон,

Мерно, мерно по пятам

бродит сон,

Чистым, чистым холодком

дышит ночь,

Ни остаться, ни уйти, ни помочь»

Уныло гудели песни, а глаза все также скользили поцелуями в свободном времени…

Незаметно вошла Ночь и, слившись с дождем, хлынула в дом глухим молчанием.

Не осталось ничего: ни Любви, ни Денег, ни Боли.

Была лишь Ночь. И, держа властной рукой промокшее тело, понеслась прочь — в бесконечную синеву распухшего неба, в безверие летящих просторов, навстречу желанному покою!

И лишь одинокий седой дождь  все также иступленно жался к окнам, в которых уже НИЧЕГО не было видно.

Так Ноябрь забавлялся с Любимой, и мы робко выполняли его вечную волю, ибо Осень — странная мать — приходит к детям своим, когда они забыли о ней, постигнув счастье.

6.11.1998 г.

Автор: Сергей Чайка

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *